1

Тема: Записки старого трейдера

Автор: rus6686

Я в сотый раз опять начну сначала,
Пока не меркнет свет, пока горит свеча...
А. Макаревич

Итак, мне 35 и я начинаю новую жизнь. Какую уже по счету? Итак: школа, университет, госслужба, брак, начало работы на рынке, первые успехи и неудачи, первый провал, карьерный взлет, управление ПИФом, крах семьи и карьеры, попытка встать и вот новая жизнь.

35 много или мало? 15 лет назад я бы с уверенностью сказал, что много, я уже по всем раскладам должен быть богат (минимум-обеспечен), знаменит (хотя бы в узких кругах), ну и если будет желание, иметь научную степень. Что я имею сейчас: сын, который меня не знает, съемная квартира, небольшая должность в банке и любимая женщина. Но самое главное, я счастлив и доволен жизнью.

Меня кидало то вверх, то вниз, я управлял миллионами долларов, а через несколько месяцев пас коров на далеком хуторе, разрабатывал инвестиционные стратегии и работал в школе экономистом, зарабатывал клиентам на квартиры и убивал свой счет в ноль... Было много хорошего и плохого, но эта моя жизнь, ее уже не переиграешь, не загрузишь с сохраненного места.

Бывают дни, когда опустишь руки.
И нет ни слов, ни музыки, ни сил.
В такие дни я был с собой в разлуке
И никого помочь мне не просил.

Мне всегда везло. Везло на учителей в школе и вне ее, преподавателей, коллег и просто людей, которые оказывались рядом. В этом мире, на самом деле, много хороших, добрых и светлых людей. Спасибо им всем. Мне везло на обстоятельства, я получал желаемое не тогда, когда хотел, а когда это мне это действительно было нужно. Но самое главное, в чем мне повезло, я научился радоваться мелочам. Эти мелочи, которые совсем не мелочи.

Проснулся — рад, солнце светит — рад, идет дождь — как красиво и т.д. И каждый день я с удовольствием иду на работу и с не меньшим удовольствием возвращаюсь домой. Это то, к чему я стремился и чего я хотел.

Развивать форум можем только мы сами

2

Re: Записки старого трейдера

Знакомство с рынком

Время действия: 2000-2002 гг.
Место действия: маленький провинциальный моногород, вотчина нефтяной компании, Западная Сибирь.

На рынке я оказался в 2002 году, как часто случается в моей жизни, случайно. После университета я был 100% уверен, что буду работать в муниципалитете, строить государственный капитализм, все оказалось несколько иначе, чем я ожидал. В муниципалитете меня видеть не хотели (как потом объяснили инсайдеры, я умный, мужчина, да еще и перспективный — эх, как часто мне придется слышать это слово) и я пошел на государственную службу. Год отработал ревизором в налоговых органах (не путать с налоговой инспекцией), но после двухнедельной командировки с заместителем директора я написал заявление об увольнении. Зам. оказался банальным наркоманом, если мое утро начиналось с сигареты и кофе, то его с «косяка». Выкуривал он много 3-4 папиросы в день, как ему удавалось скрывать это от всех, до сих пор не представляю. Сейчас, он уже, кстати, директор. Молодец, растет.

После командировки он почувствовал угрозу с моей стороны, я это понял, и не стал тянуть кота за уши, тем более освободилось место в муниципалитете. Полгода я отработал в комитете по управлению имуществом, постоянные инвентаризации, бумажная волокита, вражда кланов, конфликты. Еще полгода отработал в отделе прогнозирования. Тут войны оказались на другом уровне, войны между замами. Две Ольги, одна заместитель главы по капстроительству, другая заместитель по экономике и финансам. Как мне долго объясняли с кем мы дружим, а кем мы не дружим и почему это отдельная песня. Через несколько лет я узнал, что на самом деле они старые подруги, бюджет пилили вместе и коттеджи в Поволжье имеют по соседству.

В первый рабочий день в отделе прогнозирования я пришел на работу, сел за стол и тут вошла моя коллега. С ней мы были шапочно знакомы еще по университету. На мое приветствие я услышал — «Че тебе тут надо?» И тут я понял, госслужба это не мое. Девочка эта успешно делает карьеру в муниципалитете, толи начальник отдела толи управления госзакупок.

Я всегда был чувствителен к несправедливости, но мог долго терпеть, после конфликта с заместителем главы, чуть не выбил в ее кабинете дверь, я бросил заявление об увольнении и почувствовал свободу. У меня был волчий билет. В муниципальное предприятие дорога была заказана. А в нефтяную компанию без связей устроится было нереально. Хоть я жил с родителями, деньги были нужны в любом случае, так как я уже был женат, и жена находилась на моем полном обеспечении. Забегая вперед скажу, мой брак продлился восемь лет, из них под одной крышей мы прожили года два. В то время, жена училась в областном центре на врача.

Нужно было что-то делать, два месяца я просто провалялся на диване, приходил в себя, после того дерьма, которого наглотался на госслужбе. Почесав затылок, я принял решение учится за деньги, учится за деньги за других. Дал объявление в местной газете: «Пишу курсовые и дипломные работы по экономическим дисциплинам. Дорого. Не интернет.» И стал потихоньку набирать свою базу. Работал я действительно честно, дом — библиотека. Получать я стал в три раза больше чем на муниципальной службе, при этом особо не напрягаясь. Плюс, имея небольшой практический опыт я по новому для себя открыл обучение, наверное, за это время я больше узнал о финансах, чем за пять лет университета. Хоть жизнь налаживалась, но я понимал, что это временно.

Однажды, гуляя по городу я встретил своего старого товарища, который работал в местном банке юристом, он предложил поговорить обо мне с председателем правления. Я согласился. После общения с шефом, меня приняли на должность ведущего экономиста отдела ценных бумаг и валютных операций.

Развивать форум можем только мы сами

3

Re: Записки старого трейдера

Как я убил свой счет

Иных уж нет, а те далече...
А. Пушкин

Время действия: 2002-2003 гг.
Место действия: маленький провинциальный моногород, вотчина нефтяной компании, Западная Сибирь.

10 лет прошло, не могу сказать, что помню как сейчас, но помню эмоции, тот кошмар, тот собственный ад. Почему-то популярностью больше пользуются не рассказы об успехе, а рассказы о поражениях. Новости и книги о трейдерах, разорявших банки расходятся как горячие пирожки. Наверное, это потому, что путь к успеху у всех разный, и его не всегда реально повторить, а вот причины поражений у всех одинаковы. Они всегда были и будут: страх, жадность, надежда.

Итак, я стал работать в банке. Наверное, стоит рассказать о нем более подробно. Это была гремучая смесь опыта и молодости. Могу сказать что двое из того коллектива сделали серьезную карьеру. Один стал вице-президентом в федеральном инвестиционном банке, второй председатель правления банка в Питере. Я ими по-настоящему горжусь.

В банке проводились негласные соревнования по компьютерным играм, был стол для тенниса, царило веселье, молодость и энергия. В каждом отделе был молодой специалист, который все время что-то предлагал, продвигал и развивал. Также в каждом отделе был опытный человек, который либо тормозил молодежь, либо указывал направление движения. Над всем этим возвышался шеф. Очень колоритный персонаж. Он ходил в мятом костюме, купленном на вещевом рынке за 3000 рублей, в кабинете была старая советская мебель и ужасные полосатые обои. В городе ходила байка как он в 90-е годы, в одиночку развел «уралмашевских» бандитов на плодоовощную базу и при этом ни как не пострадал. Правда это или вымысел я не знаю, но после знакомства с ним склоняюсь к тому, что это правда. Однажды он мне сказал: «Мне не нужны люди с высшим образованием, мне нужны люди, умеющие правильно оформить бумажки». При этом в каждом отделе сидел человек, который действительно разбирался в вопросах, и не обязательно это был руководитель. Он мог дать должность начальника отдела, потому что это жена нужного ему человека. Естественно, денег платить не любил, главный девиз: «Денег-нет!» Банк он держал на минимальной прибыли, выдавливая пайщиков, скупая их паи для себя.

Вся молодежь уважительно относилась друг к другу, оказывали всевозможную поддержку, тогда нам казалось, что мы взрослые, состоявшиеся профессионалы. Я стал трейдером, по крайней мере, номинально. Работа была организована следующим образом. Торговали мы через брокера. Счет был на 3 миллиона в ММВБ в фондовой секции, и несколько десятков миллионов в секции государственных бумаг. Мне выделили 300 тысяч и сказали просто: «Торгуй, вниз нельзя, плеч нет». На рабочем месте был финмаркетовский терминал, где показывались котировки он-лайн, диал-ап модем, по факту задержка была секунд 30. Сделки же совершались по телефону, я звонил брокеру и выставлял заявки. После совершения сделок и получения отчета, я должен был сам отразить все в бухгалтерии, по концу месяца и квартала сделать отчетность.

Убыточные сделки прятались в балансе, так как рынок был растущий, то через 3-6 месяцев продаться можно было дороже в любом случае. Убытки прятались на счетах инвестиционного портфеля, по ним не проводилась переоценка, и не отражалась реальная стоимость актива. С 2008 года центробанк изменил учет, и сейчас такой схемы нет.

Познакомившись с бухгалтерским учетом и нюансами переоценки, я научился показывать «бумажную» прибыль. Конец месяца, звонит шеф: «Нужна прибыль в размере 500 тысяч». Начинаешь суетится, звонишь брокеру, проводишь кросс-сделки по «неликвиду» и закрываешь положительную переоценку.

Системы риск-менеджмента не было, были понятия дешево и “дорого”. Купил удачно, продался, нет, отразил на 508 счете, сиди-жди, кури бамбук.

Первую сделку я совершил через две недели. Это был Ростелеком. Конечно же, меня трясло, когда звонил брокеру, но все закончилось прибылью в 1,5%. Это была эйфория. Я про нее читал, и вот я ее испытал. Меня радовали не деньги, а сам факт закрытия сделки с прибылью. Перед сделкой я прочитал все, что мог найти, даже те статьи, где употреблялось слово «традер». Читая о каком-нибудь индикаторе или фигуре, я сразу проверял полученную информацию на текущем рынке. Если я видел, что это работает, я записывал к себе в тетрадь, если это не работало, или я это не понимал, то больше к этому не возвращался. Найман, Элдер были прочитаны не по разу.

Поговорить и обсудить с кем то полученные знания я не мог, единственно это мои брокеры на «Большой земле». Но тогда я понял, никто не будет давать тебе направление движения, никто не будет поддерживать тебя или отговаривать, это твоя сделка и ты несешь за нее ответственность. Докладывая шефу, ты не будешь лепетать, это так сказали аналитики, ты купил — ты и отвечай. И еще, мне не давала покоя одна мысль, если все так просто, то почему так мало трейдеров-миллионеров.

Третья или четвертая сделка была в минус. Я пришел к шефу, подписывать распоряжения на проводки, он посмотрел на результат и поинтересовался моими планами. Его обычная тактика, спросить и молчать, а ты начинаешь как уж на сковородке вертеться, говорить то что надо и то что не надо. Я ответил, что хочу порезать убытки, так как это написано в книгах, он не одобрил, дал приказ «усредняться». Вообще, хорошей сделкой он считал, ту в которой покупка была ниже средней, все что выше, это был для него непрофессионализм и глупость. Я «усреднился» на следующий день, но рынок шел вниз. Мы отправили бумаги на 508 счет и забыли. Я чувствовал, что это неправильно, проводил расчеты, высчитывал потери и недополученную прибыль, но шеф был неумолим, лови отскоки на то ты и трейдер.

Постепенно мои лимиты расширились до 3 миллионов. Но на моей оплате труда это никак не сказывалось. Коррекция на рынке закончилось, я расчистил баланс, и от своих сделок, и от предыдущих. Посчитав доходность, которая составила около 50% годовых, я пошел к шефу просить прибавку. Зарплата моя на тот момент была 12000 и мне ее явно не хватало. При этом я работал в режиме 9-9, на работу я приходил в 9 утра, а торги заканчивались в 20-45, в 9 вечера я был дома, почти каждую субботу я был вынужден выходить что-то доделывать. Кто-то подумает, что я просто не справлялся со своей работой, раз все делал так долго, но секрет был в другом, до меня все эти функции делали три человека, перед моим приходом в банк они уехали в Санкт-Петербург. Это было время накопления колоссального опыта, я начал разбираться во многих тонкостях работы.

С раскладкой по доходности и твердым убеждением, что нужны деньги, я пошел к шефу. Шеф меня выслушал и молчал, молчал и я. За время работы в бланке я выработал свою тактику общения с ним. Моя хата с краю, ты молчишь, и я молчу, ты босс — я дурак. Минуты через три тишины, он сказал: «Давай так. Сделаешь 10% на портфель в декабре, подниму тебе зарплату до 15. Ну а нет, уж извини.»

И я начал рубить. Работать можно было уже не только от лонга (как я это сделал, это отдельная история), но я молился на предновогоднее ралли, так как вверх мне торговать было комфортней. Каждое утро я начинал день с американских индексов и цен на нефть, после этого распечатывал графики и шаманил. Рынок как будто благодарил меня, за такой тщательный анализ и я получал прибыль. Но декабрь подходил к концу, а мне не хватало каких-то 12 тысяч. На бирже обороты падали, движение затухало и шансы заработать 10% стремились к нулю. И тут случилось маленькое новогоднее чудо, пришли дивиденды.

С гордым и счастливым видом я пошел к шефу, на что он глядя мне в глаза сказал: «Ну, это ты же только в этом месяце заработал». Это был шок. Я был раздавлен, такой подставы я точно не ожидал. Видимо это отразилось на моем лице и шеф, с барским видом произнес: «Хотя... Уговор, есть уговор». Так, заработав за месяц 300 тысяч для банка, я получил 3 тысячи прибавки к зарплате. Это был декабрь 2003 года.

За три месяца до этого произошли события, которые меня вынудили идти к шефу за прибавкой. Мой бывший коллега по госслужбе не знал, куда пристроить 200 тыс. И сидя на кухне попивая коньяк, я ему предложил взять их в управление. Деньги его, знания мои, прибыль пополам. В это время как раз в городе открылся филиал крупной инвестиционной компании.

Получив деньги, я пошел открывать счет. Мне предложили вариант с плечом 1 к 10, в тот момент, я казался себе суперпрофи, который точно знает, когда можно пользоваться таким плечом, а когда нет. В конце августа я совершил свой первый трейд, естественно с профитом. Сентябрь я закрыл с прибылью 5%, что мне показалось смешным, ведь я мог открывать позиции на 2 миллиона. И тут случился октябрь.

Пятница. Рынок рос. По банковскому счету я старался никогда не оставлять позиций на выходные, иначе уикенд превращался в ад, я не мог расслабиться, думал только о рынке, ловил все новости. Но в этот день я смотрел котировки и видел несоответствие. Юкос, который был всегда лидером рынка, припадал. Как только он выходил в плюс, кто-то сливал. Я рассудил так, кто-то что-то знает, и знает не очень хорошее. И по банковскому счету я открыл шорт. Но не по Юкосу, а по Лукойлу. Почему так? Мне казалось, что так безопасней. Я и сейчас с трудом смогу рационально объяснить свою позицию, а тогда тем более. Свой счет я решил не задействовать. Наступила суббота, вечер и в новостях показывают арест Ходорковского. Я был счастлив. Я вскочил с дивана и начал бегать по квартире и петь песню, если не ошибаюсь, «Я танцую пьяный на столе». Прости меня Михаил Борисович, но что было, то было. Я не мог дождаться окончания выходных, будущий день меня пьянил, за выходные я спал всего несколько часов, эйфория...

И вот наступил понедельник, время 12-30. Прошло десять лет, но и тогда и сейчас все как в тумане. Я закрываю шорт по Лукойлу по банковскому счету, и покупаю Сургут. Открываю шорт по Юкосу по собственному счету, меня выносит вверх, я переворачиваюсь, добавляю плечо, меня опять выносит и я снова переворачиваюсь. Переключаюсь на банковский терминал. Закрываю Сургут, фиксирую прибыль по всему портфелю +20%. Смотрю на свой счет и вижу невозможное, портфель минус три с половиной тысячи. Рынок дернулся в мою сторону, позицию закрыл брокер. На счету осталось пару тысяч.

В этот день работало два трейдера. Один рациональный, без эмоций, четко просчитывающий каждый шаг. Второй, рефлексирующий на каждый тик, желающий отыграться. Один управлял чужими деньгами, другой своими. Один видел возможности и оценивал рынок, второй видел только халявные деньги.

Сил в терминал смотреть не было, тогда впервые у меня появился тик. Вопрос что теперь делать, кровью бился о черепную коробку. В этот день я узнал, что такое состояние грогги. Я был раздавлен, уничтожен. Я был банкрот.

Развивать форум можем только мы сами

4

Re: Записки старого трейдера

Переезд

Я всегда уходил, чтобы не вернуться.
Я всегда уходил, чтобы навсегда
Иногда так хотелось оглянуться
Иногда это только иногда

Дороги мои, дороги
Выносили ноги, помогали боги.
С. Шнуров

Время действия: 2003-2004 гг.
Место действия: маленький провинциальный моногород, вотчина нефтяной компании, Западная Сибирь. Столица среднего Урала.

О своем крахе впервые я рассказал только по-пьяному делу через несколько лет. До этого я держал все в себе. Жена закончила медицинскую академию и стала работать интерном. Чтобы вернуть деньги мне пришлось идти на поклон к шефу, брать кредит, я знал, что такое дело он любит, так как кредит заставляет нужных людей нагибать. Мне было не до гордости.

Отдав деньги коллеге, я стал размышлять, что делать? Ситуация меня не устраивала. После получения прибавки фактически мой доход был меньшим, чем до моего краха. Но при этом я хотел продолжать торговать, я видел в этом себя, свое будущее, но выхода я не видел.

Жена пилила меня то за одно, то за другое, а я по выходным пил. Вначале это было пару бутылок пива раз в несколько недель, потом больше и чаще. Я пил и молчал. Жену это бесило еще больше. Наш четвертый год брака и первый год совместной жизни не удавался.

Наступил 2004 год. Дела в банке принимали дурной оборот. Хоть я и был стабильно в плюсе, это уже не приносило радости, пару раз пытался поговорить с шефом о проценте от прибыли, но он делал вид, что такое невозможно. Просьбы отпустить меня на курсы и получить аттестат ФКЦБ тоже не принесли результата. Я понял, что застрял. Получив здесь опыт и практику, я больше не нуждался в банке, но банк нуждался во мне. Это угнетало.

Весной у нас была аудиторская проверка. Приехал аудитор, здоровый татарин, 120 кг весом и выше меня на полторы головы. Пока он мучал других, я с ним не пересекался. Но вот он взялся за ценные бумаги. С прошлой проверки, я поменял брокера, запустил маржинальные сделки и мы наконец-то смогли работать с плечом, под это дело сам написал учетную политику. И вот мы сцепились. Неделю доказывая кто из нас прав, а кто нет. На тот момент не было никаких рекомендаций из ЦБ, все плясали, кто как умеет. На крик мы не срывались, но дрались пунктами и подпунктами писем и указаний ЦБ, выискивая слова и формулировки, доказывающую нашу правоту. В конечном итоге сошлись, что правильно и так как я делаю, и так как он предлагает. В рекомендациях он напишет, но за ошибку не признает. После окончания аудита, шеф вызвал к себе, дал денег и сказал напоить аудитора. Пили мы долго. Перепить-то я его перепил, но вот с утра встать не смог и с работы отпросился. Он же огурцом отбыл из нашего северного города. Переговорено было куча всего, но самое главное, что он мне сказал: «Что ты сидишь в этом городе? Ты классный специалист. Со мной нигде и никто так яростно не спорил. И не доказывал свою точку зрения. Давай к нам, на Урал.»

Последнее событие, которое заставило меня действовать случилось летом 2004 года. Новый-старый президент вступил в должность и тут разразился банковский кризис, он же кризис доверия. Моя работа подразумевает быть в курсе всех событий, и то, что кризис наступил, я почувствовал на себе. Я вдруг резко стал всем нужен. То кредитчики зайдут кофе попить и спросят, что с МБК делать, то позвонит старый знакомый, которого я тысячу лет не видел и не слышал, и спросит, покупать доллар или евро. Самым странным было, что на наш коррсчет постоянно приходили деньги. Стоило только заикнуться, откуда то с небес падало десятки миллионов, соответственно перепадало и мне на брокерский. Ларчик открывался просто. Это были деньги шефа. Он имел несколько транспортных бизнесов в других городах и поддерживал банк, когда была проблема с ликвидностью.

Наш шеф был подпольным долларовым миллионером, я об этом догадывался, но картинка сложилась гораздо позже. Держа банк на минимальной прибыли (что такое 100 тысяч профита за год), он выдавливал пайщиков банка, скупая у них паи, надеясь перепродаться подороже другому банку и получить с этого не только деньги, но и определенную должность в правительстве субъекта. То, что это были его личные деньги, сыграло с ним злую шутку.

В очередной летний день я принес шефу распоряжения. Я купил Сбер по цене 7500 за акцию, но купил выше средней. Шеф взял паузу как обычно, я тоже молчал. «Что это, б.., такое? Ты нах… это купил? Ему цена три тысячи в базарный день! Сливай нах… в рынок!» Я вышел из кабинета, выставил заявку по рынку. И меня озарило. У меня есть интернет, после смерти мамы в этом городе меня ничего не держит, я могу искать работу удаленно, здесь мне делать больше нечего. Пазл сложился и я начал действовать.

Разместив резюме на ХХ, я стал ждать. Примерно через месяц, у меня было два реальных предложения о собеседовании, одно из банка на Урале, другое из областного центра. Выбрав время, я поехал. В банке во мне были заинтересованы, так как согласились провести собеседование в субботу, а в области мне нужно было быть в понедельник. Выехав в пятницу в 12 часов из своего родного города, в 6 утра в субботу мой поезд прибыл в столицу среднего Урала.

Эй! Стискивай зубы, готовься к войне.

Не осталось другого пути,
Выбор сделан, дорога длинна.
Выбор сделан и надо идти.
Война!
Война!
А. Крупнов
 
Время действия: 2004 г.
Место действия: маленький провинциальный моногород, вотчина нефтяной компании, Западная Сибирь. Столица Западной Сибири. Столица среднего Урала.
 
Собеседование было назначено на 10 утра, у меня было 4 часа погулять и присмотреться к городу. Меня поражали масштабы, широкие улицы, архитектура. Мне здесь нравилось, даже загазованный воздух. Дышалось легко, я чувствовал всем телом перемены в своей жизни.

В банке меня ждали две девушки. Про помощницу председателя правления я уже догадывался по ее отчеству, что она его дочь, вторая была начальником казначейства. Перед отъездом я просмотрел баланс банка, по валюте баланса они были примерно одинаковы с моим, но помещение банка было в 4 раза меньше нашего, мне это показалось хорошим знаком, значит, работают эффективней.

Судя по вопросам, им нужен был многофункциональный сотрудник, а я таковым и являлся, что внушало мне уверенность в себе. Собравшись с духом, я спросил, а почему нет моего непосредственного руководителя? Девушки потупили глаза. И начальник казначейства ответила: «Понимаете, она очень специфический человек. По сути, мы ищем ей замену.» Эта фраза меня окрылила. Значит, есть куда расти. Наверное, после этой мысли я и принял решение — я буду работать здесь. Я его не осознал, но уже принял.

Приехав в область, я остановился у своего давнего товарища, который работал аудитором в одной из крупнейших компаний страны. Он поделился своей историей. Как аудитор он проверял одну нефтяную компанию и узнал про ближайшие планы. Сделав соответствующие выводы, он купил акций и ждал. Ждал он полгода. Нервы не выдержали и он продал. Открыв график, я увидел, что купил он на годовых максимумах, а продал на годовых минимумах. Таких историй я услышу за свою жизнь множество. Вывод, который я сделал, раз уж взял паузу, держи до последнего.

В понедельник я был на собеседовании у рекрутеров. Они искали начальника отдела трейдинга в инвестиционную компанию, там сидели сорокалетние мужики, которые в торгах уже съели не только собаку, но и слона. Рассудив, что меня они тоже сожрут, я отказался.

Я ехал окрыленный. Я был нужен. И у меня были перспективы. В первый рабочий день, я зашел к шефу с заявлением об увольнении. Он посмотрел, прочитал, видимо не поверил своим глазам, перечитал еще раз, изменился в лице. «И где ты найдешь себе работу с ценными бумагами?» Эта фраза выдала его с потрохами, он знал, что держал меня на крючке, тем, что работа мне нравилась, плюс кредит, но не учел он одного, когда меня гнут, я сгибаюсь, но не ломаюсь, а как ветка, сбрасываю нападавший снег. Основа дзю-до, пригодилось все-таки.

10 лет до этого, в моей школе основывали гимназию, основывали по советскому, брали по пять человек из класса, с лучшими оценками, я был шестым. Я ушел в другую школу, прямому конкуренту. И в первый же год, выиграл городскую олимпиаду по физике, вошел в тройку по математике, и еще что-то. И завуч из гимназии меня позвала обратно, на что я тринадцатилетний сопляк ответил: «Спасибо, но свою школу я нашел».

И сейчас, я чувствовал такой же триумф, моя личная победа, каким не был хитрым, мудрым, но я победил, последнее слово осталось за мной. Шеф взял паузу и сказал: «Пройдешь проверку ЦБ и можешь уходить.»

В 2007 году, когда Сбер первый раз штурмовал 100 рублей, я открыл припасенную бутылку Курвуазье и выпил за здоровье шефа. Я не жадный я бы продал и за 97 рублей. Не для вас я заработал свой первый миллион долларов, но все равно спасибо за науку.

В составе проверки ЦБ приехали две мои одногрупницы по университету, я поинтересовался, что они хотят проверить, все равно, в биржевой торговле они не понимают. Попросили векселя. Я с гордым видом принес папку, в которой лежал единственный выданный и погашенный вексель. Я уехал еще до окончания проверки.

Первое декабря, первый рабочий день, немного тревожно, в курилке я познакомился с парнем, который проработал с моей начальницей год. На мой вопрос как с ней трудится, он ответил: «Ну, она старше тебя на год, ни ребенка, ни котенка, ни друга, ни мужа и фамилия у нее Сволочная» (фамилия изменена).

Начальника отдела я увидел только на третий день. Она появилась ближе к обеду, меня проигнорировала, пробыла примерно час, она снова ушла. На мой вопрос что это было, коллеги посоветовали привыкать.

На следующий день ко мне подходит бухгалтер и просит дать ей распоряжения на проводки по сделкам РЕПО. Я ни сном, ни духом. В шоке. Прекрасно понимаю, что банку нужно закрывать баланс, спрашиваю, есть ли учетная политика по таким сделкам, отсутствует, а были ли сделки такие же, да были. Поднимаем день. Там огрызок бумажки и непонятные каракули. Мой шок усиливается. Я к главному бухгалтеру. Она, конечно, меня понимает, но в ценных бумагах никто не разбирается, так что давай сам. Написать мои ощущения без использования мата, наверное, невозможно. Что делать, глаза боятся, а руки делают. Мне из Питера прислали скан статьи по сделкам РЕПО, я пишу учетную политику, делаю распоряжения, бухгалтерия их проводит. Банк держит баланс неделю. Хорошо никто на нервы не капал. Я прошел боевое крещение.

Ближе к концу месяца и новому году, моя начальница снова появляется на работе, и начинает на весь кабинет возмущаться, что все неправильно, но при этом мои вопросы, что именно неправильно игнорирует. Когда все ушли на обед, она сказала, что все хорошо, претензий нет. Все будет не так просто, как я ожидал.

Развивать форум можем только мы сами

5

Re: Записки старого трейдера

Война трейдеров, битва бухгалтеров, сражение специалистов

Воюя с мужчинами, применяй мужское оружие, а воюя с женщинами — женское. Вот самурайский кодекс чести, и в нем нет ничего гнусного, потому что женщины умеют воевать не хуже мужчин. Что противоречит чести мужчины-самурая, так это применять против женщин мужское оружие, а против мужчин — женское.
Б. Акунин

Время действия: 2005 г.
Место действия: Столица среднего Урала.
 
Первый культурный шок произошел в транспорте. Ехал в автобусе и толи меня толкнули, толи я толкнул молодого человека. Он обернулся и извинился. Уровень воспитанности в этом городе был выше на порядок, и я получал от этого удовольствие. За первый месяц меня отучили от «звОнить» и теперь, если «звОнят» при мне, то режет слух.

Уральский банк имел свою специфику. Все мужчины-сотрудники старше сорока были выходцами из Конторы Глубинного Бурения. Председатель правления майор, начальник службы безопасности полковник и т.д. Так же банк отличался семейственностью, кругом были родственники то предправления, то главбуха. Моя первая непонятая шутка, которую я произнес в курилке была: «Фига, как я умудрился попасть в такую узкосемейную компанию».

Первые дни разгребал портфель, какого дерьма там только не было, но самое главное, моя начальница накупила во время кризиса доверия облигации все банков, у которых отозвали лицензии. Первый раз в жизни «диверсификация» не сработала. Юристы прокляли ее, так как приходилась участвовать в делах о банкротстве нескольких структур. Просто так списать активы ЦБ не разрешал. Я не мог понять логику ее поступков на рынке, при этом она была гениальна в векселях. Она творила с ними что-то невообразимое. Никто в банке не знал о ее деятельности, точнее не понимал. Самая классная схема, которую я встречал, это как получить портфель качественных потребительских кредитов, не имея филиальной сети.

Кроме этого у нее было право первой подписи на векселях, то есть индоссаменты она тоже подписывала самостоятельно. Постепенно кроме торгов, учета и отчетности я начал заниматься и векселями, оказалось, что все банки города живут на этих схемах. Продавали, покупали, перепродавали. К нам приходили клиенты, у которых векселей на предъявителя было на несколько миллионов, живые деньги. Меня тоже заставили привозить векселя Сбера, суммы были от 60 до 90 миллионов. Клиент заказывал векселя, оплачивал их, я с охранником на банковской десятке, ехал в Сбер, забирал векселя, приезжал клиент с автоматчиками на двух крузаках и забирал векселя. Обналичка шла полным ходом. Кстати, одного нашего клиента, нашли в лесу, без векселей, пропали наши и сберовские, но к оплате их так никто и не предъявил.

Весной состоялась встреча с А. Элдером. Он заключил договор, тогда с форексянской конторой, и проводил мастер-классы по всей стране. Заехал и к нам. Встреча мне не понравилась, половину времени он трейдерам рассказывал о своей жизни и как он крут, какие новые книги пишет, как он отдыхал в Новой Зеландии и т.д. По делу сказано было мало. Оказалось, что он пишет новую книгу про успешных трейдеров и управляющих, я задал вопрос, а что у них общего, и он ответил, что все они разные и по характеру, и по стилю торговли, но самое главное, все они счастливы в браке. Для меня это был очередной звоночек.

За все время работы, начальник отдела была на рабочем месте примерно 50% времени, то одно, то другое и я уже был больше рад этому, все вопросы решал самостоятельно, да и привычка рассчитывать только на себя, давала знать.

Мы переехали в другой кабинет, и теперь наши столы стояли напротив, но сидели мы друг к другу спинами. Хоть мне и пообещали, что торговать буду только я, у начальника остались лимиты плюс весь «токсичный» портфель. Весь учет вел я и, соответственно, видел все сделки. В один прекрасный день, когда начальник озарила нас своим присутствием, я шортил, открыл позицию в начале торгов на 3 миллиона и через час закрыл, взял примерно 1% на портфель. Спинным мозгом видел, что торгует и она.

На следующее утро, получив отчеты (она торговала через другого брокера), провел анализ, и что же увидел? Наши сделки совпадали по времени (разница была в несколько минут), но, я продавал, она покупала, я покупал, она продавала... И у меня прибыль, и у нее прибыль. Как? Может разные акции шли в разном направлении? Нет. Может за эти несколько минут были гигантские рывки цен? Нет. Все дело в бухгалтерском учете. Она выдергивала из баланса акции, которые были куплены по ценам меньшим, чем она вчера закрыла сделки, а купленные вчера, она прятала на 508 счет. То есть она не разгружала баланс, а наоборот увеличивала потенциальные убытки.

Со всеми выкладками я пошел к зампреду, молодому парню, которому не было и 30. Он меня выслушал, обещал разобраться и... ничего не произошло. Раз в квартал, когда я уже находился на грани нервного срыва, он просил меня потерпеть пару месяцев, скоро мы ее уберем, и я верил и терпел.

После почти нулевого 2004 года, в 2005 году рынок был уверенно бычьим, все зеленело, но я решил еще немного заработать на дивидендах. Многие аналитики рекомендовали к покупке Автоваз, ориентировочная доходность к текущим ценам 17%. Выделив на сделку 10% портфеля и получив устное одобрение начальника, я купил акций нашего автогиганта. После отсечки они уверенно двинулись вниз, и за короткое время просадка составила примерно 30%. Мы создали резерв, в сумме 20% от вложения. В середине недели, секретарь предправления мне сообщила, что созывается срочное совещание по моей деятельности.

Зайдя в кабинет, я увидел всех топов: предправления, его зам, главбух, начальник казначейства и мой руководитель. Она начала гневную тираду о том, что какой я плохой управляющий и трейдер, принес банку убыток, и вообще как посмел? Я объяснил свою позицию, что так и так, операция хоть и рискованная, но я заморозил только 10% портфеля, и этот трейд согласован с руководителем. Наши препирательства длились минут 10, после чего, председатель правления, высказался, что это спор двух специалистов, и каждый имеет право на собственное мнение. Пшик. Минус мои нервы. Да и еще, Автоваз выплатил дивиденды 3% к покупке, осенью сделку закрыл с небольшой прибылью. Вывод: никто и никогда не даст тебе хорошую наводку, только сам.

В сентябре я остался один, никто не сидел за спиной и не нужно было напрягаться и ждать очередной пакости. Мои лимиты расширялись, и уже торговал 6 миллионами. В банке видели мои результаты. Кроме всего прочего, я начал разгружать 508 счет. Прибыль на портфель составила 20% за месяц и мне выдали премию в сумме 10 000 рублей, лучше бы они этого не делали. Это было разочарование.

После того как начальник вышла из отпуска, и узнала про мою премию, разгорелся скандал, она была недовольна. Работать с ней становилось все труднее и труднее. Меня снова сгибало. При очередной разборке в кабинете главного бухгалтера я не выдержал, вышел из кабинета и вернулся с заявлением об увольнении.

Развивать форум можем только мы сами

6

Re: Записки старого трейдера

Возвращение

Странно устроен человек: если перед ним лестница, ему обязательно надо вскарабкаться на самый верх. На самом верху холодно, дуют очень вредные для здоровья сквозняки, падать оттуда смертельно, ступеньки скользкие, опасные, и ты отлично знаешь это, и все равно лезешь, карабкаешься — язык на плечо. Вопреки обстоятельствам — лезешь, вопреки любым советам — лезешь, вопреки сопротивлению врагов — лезешь, вопреки собственным инстинктам, здравому смыслу, предчувствиям — лезешь, лезешь, лезешь... Тот, кто не лезет вверх, тот падает вниз, это верно. Но и тот, кто лезет вверх, тоже падает вниз...
А. и Б. Стругацкие

Время действия: 2006-2007г г.
Место действия: Столица среднего Урала. Западная Сибирь.

Сказать, что я уходил в никуда, было бы неправдой. С момента переезда я постоянно мониторил рынок труда в городе, и ходил на собеседования. С одной стороны через такие встречи я изучал, как все устроено у других, с другой, присматривал место работы.

Во втором по размеру банка региона, на одной из таких встреч, на вопрос: «Что умеете делать?», я ответил, что все. «Значит — ничего». В крупных банках нужны были узкие специалисты. Этот первый банк один из первых запустил алготорговлю. На растущем рынке были первыми по доходности, на падающем тоже первыми, но только с конца.

Ближе к зиме меня пригласили в небольшой банк, я встретился и с начальником отдела и с председателем правления, все шло к тому, что меня берут. Но после того как я написал заявление об уходе, мне позвонили и отказали, мотивировали тем, что не пропустила служба безопасности.

Срочно нужно было что-то искать. Сходил еще на два собеседования в УК и ИК. Меня взяли только в инвесткомпанию, в управляющей тоже отказали. В банке предложили подождать предправления, когда он вышел из отпуска, мне подписали заявление, и я ушел.

ИК была странной, по документам они существовали кучу лет, но я был единственным трейдером, через пару дней пришел второй, на форекс. Парнишка был только после института, у него была трудновыговариваемая фамилия. Это был первый частный успешный трейдер в моей жизни, за год он с 1 тысячи долларов сделал 30, что хватило на однокомнатную квартиру. Подходы в торговле у нас были похожими, и это стало основой для наших дружеских отношений, несмотря на разницу в возрасте.

Торговал я плохо, все было не так. Я не мог ни сосредоточиться, ни проанализировать нормально рынок, ни разобраться в себе. Единственное достижение, это написанный обзор по рынку для одного сайта. До сих пор ссылка на него есть в моем резюме. Для малопросвещенных, я обычно говорю, я предсказал кризис 2008 года. Шутка конечно.

Прошло два месяца. Деньги заканчивались. Нужно было возвращаться. Я собрал вещи, и отбыл восвояси. Начиналась депрессия. Родной город показался микроскопическим. Моя жена переехала в отдельную квартиру, в ней не было ни радио, ни телевизора, ни интернета. Она уходила на работу, а себя мне не было нечем занять. Что делать было непонятно.

Работая врачом, супруга достала мне недешевые лекарства, которые обладали побочным действием — антидепрессантом. С утра я был в хорошем расположении духа, но при этом, мозг давал мне сигналы опасности, что все это химия и неправда. Какое-то раздвоение, чувства говорят, что все отлично, а мозг, это падение.

Просматривая газету, увидел объявление, требуется экономист в школу. Встретился с директором, вышел на работу. Еще раз увидел, как работает бюджет изнутри. Это настолько неэффективно, что не хватает эпитетов описать. Неэффективность, прогнившая система и это еще в благополучном городе. Запомнился мне эпизод, когда с утра пришел факс с приказом, в котором говорилось, что нужно предоставить сведения вчера (!!!). И так во всем. Куча людей, которые делают ненужную работу, при этом жалуются, как их не ценят, как мало они получают и т.д. При первой возможности я убежал.

Это была государственная страховая компания, точнее филиал. Женский коллектив, беззаботный и безденежный. Вникая в страхование, я убеждался, что это единственный сегмент финансов, который на данный момент может принести сверхпрбыль. Было интересно первые пару месяцев, пока я не изучил свою работу, потом стало скучно. Снова стал искать работу в столице Урала, примерно раз в квартал ездил туда на несколько собеседований. Безрезультатно.

После моего возвращения, у жены обострилось желание иметь ребенка, чему я противился. Но она обладала упорством в достижении цели, которого не было у меня. В сентябре 2006 она забеременела. Не могу сказать, что я был счастлив, но это было новое чувство. Наши отношения обострялись, я пил. Дошло до того, что я кричал на нее матом. Ни до, ни после, я не могу себе представить, что могу материть женщину, которая носит моего ребенка. Кошмар.

Наступила весна, прошел почти год с моего возвращения. Я в очередной раз поехал на собеседования, но для себя решил, это в последний раз. Нет, значит, нет. Назначено было три встречи.

Вначале был банк, с его трейдерами я еще в футбол играл. Меня встретила девочка, специалист по кадрам, с которой я договаривался по телефону. Она попросила заполнить анкету... и все. Я ехал 800 километров заполнить анкету? Высказал все, что о ней думаю, я пошел на вторую встречу.

Меня встретил молодой человек с признаками глубокого похмелья. Он попросил подождать, пока пройдет встреча с клиентом. Хотя дверь и была закрыта, но обрывки разговора все равно до меня доносились. Он разводил. Разводил четко, но в рамках закона. Он не обещал доходность на рынке ценных бумаг, он привлекал деньги договором займа.

Стало противно, но я остался. Пригласив меня в кабинет, директор спросил о моей доходности. На мои 50% годовых, он рассмеялся и сказал: «Мне нужно 100-200% в месяц. Приходи ко мне на курсы я научу.» Я вежливо отказался.

Интересно кончилась эта компания. Через год они прошли листинг на РТС, но проторговались то ли день, то ли два, и биржа отозвала листинг без объяснения причин. Банальная финансовая пирамида, закончилась уголовными делами.

До третей встречи оставалось несколько часов. Присев на скамеечке и закурив, подумал, что мне нравится этот город, но он меня не принимает. Нужно с ним проститься. Подходя к зданию, я рассмеялся, я уже тут был, здесь была управляющая компания, которая мне отказала. Ловить было нечего, и я расслабился.

Встретился в переговорной комнате с директором, приятной полной женщиной. Я развалился на диване и отвечал на ее вопросы полушутя, я просто наслаждался моим последним собеседованием. Примерно через полчаса она вышла, что меня насторожило. Вернувшись, она пригласила меня на встречу с начальником СБ, а после, с хозяином. В течение часа я прошел все этапы устройства на работу.

Дома жена была не рада. Отпускать она меня не хотела, чувствовала. Да и я понимал, что скорее всего, наш брак развалился, тем более у нее появился ухажор. 17 июня 2007 года у меня родился сын, а через две недели я уехал управлять паевым инвестиционным фондом. Выбор я сделал.

Развивать форум можем только мы сами

7

Re: Записки старого трейдера

Падение

Какие бы ни были перевороты в жизни человека, он не боится уже упасть, когда сидит на нижней ступеньке.
Жак-Анри Бернарден де Сен-Пьер

Время действия: 2007-2009гг.
Место действия: Столица среднего Урала. Юг России.

В прошлый раз я погрешил против истины, я ехал управлять не ПИФом, а средствами НГПФ. В холдинге, котором я стал работать, было две управляющие компании: одна занималась средствами негосударственных пенсионных фондов, вторая паевым инвестиционным фондом.

Хозяином холдинга был «красный директор», при знакомстве с ним, он мне рассказывал, как он занимался поставкой продовольствия в мой родной город, который тогда еще не был и городом. Над столом висела фотография где он был рядом с президентом. В холдинге, кроме УКашек, были производственные предприятия, связанные с рыбой и алкоголем, но главный проект – это строительство торгового центра в области.

С директрисой была договоренность, меня не трогают, в бумажную работу не втягивают, в офисных войнах не участвую, взамен я зарабатываю. Она держала свое слово, и я с утроенной энергией окунулся в работу. Торговали через брокера, в управлении было 4 счета на два миллиона долларов. Три счета были средствами НГПФ, а один собственные средства компании. Хотя торговать можно было только от покупок, на растущем рынке это не имело значения, по большому счету.

За полтора месяца я показал нормальную доходность, и мне предложили взять в управление еще и ПИФ, конечно же, я согласился, мне поставили второй компьютер, по ПИФу торговать нужно было через другого брокера. Я приходил на работу, включал музыку и отгораживался от всех.

На таком рынке, грех было не зарабатывать, и я зарабатывал. Правда, на личном фронте все было не так. Жена жаловалась и обвиняла меня в том, что я ее бросил. На стороне у меня развивался роман с замужней женщиной, я терял контроль над своей жизнью. У меня была работа, о которой я мечтал, меня ценили и уважали, но я был несчастлив. В таких разных красках заканчивался 2007 год.

В феврале 2008 года раздался звонок на рабочий телефон. «Здравствуйте, это из журнала, а Вы знаете, что у Вашего ПИФа наибольшая доходность среди всех фондов страны?» Я удивился и растерялся, давно уже не сравнивал свои результаты с чужими, но это было чертовски приятно. Когда вышел журнал, купил несколько экземпляров, но ни один не дожил до сегодняшних дней, как и сам журнал. В мае звонили второй раз, в этот раз, я был вторым по доходности. Сейчас, я понимаю, что на рынке свою состоятельность нужно доказывать всегда, но тогда я был горд собой.

Когда рынок нарисовал вторую вершину, но еще не пробил шею, ко мне пришла уверенность, что это не коррекция, это разворот. Возможно моя уверенность, была основана на моем внутреннем состоянии, я был в депрессии, но в мае я знал это крах, но даже мой пессимистичный взгляд не оправдался, все оказалось хуже.

В это время в холдинге началась чехарда с управлением. Моя директриса ушла, и все это отражалось на мне. За следующий не полный год у меня сменилось шесть или семь директоров. Холдинг был должен всем, но продолжал строительство. Летом начались задержки с зарплатой.

Правила ФСФР по управлению ПИФом хороши на растущем рынке, но губительны на падающем. Сбылась моя мечта, торговать во время кризиса, но инструментов для торговли не было. Ирония судьбы.

Я использовал свое преимущество, в маленьком размере фонда, с начала сессии я продавал, по концу сессии откупался, но здесь был риск, в связи с остановкой торгов не откупить. Судя по действиям ФСФР, они не знали, что делать, переведя управление торгов в ручной режим, они увеличивали риски по ликвидности. Мне рассказывали, как глава ФСФР приехал к нам на конференцию, и следил на наладоннике за фьючерсом на амеров, как только фьючерс шел вниз, он звонил на ММВБ и останавливал торги. Бред сивой кобылы.

Моя доходность уже ушла в минус, а депрессия нарастала. В этот момент все твои прошлые победы и заслуги не имеют значения. Позвонила жена и сказала, что подала на развод, и то, что она беременна от другого. К разводу я не был готов, а ко второму... Это было неожиданно, мягко говоря.

В 2005 году я подписал брачный договор, что в случае развода, квартира переходит ей. Тогда я хотел ее защитить, она врач, в нашей стране она много не заработает, а я сам как-нибудь. Хоть я и оставался ни с чем, о своем поступке никогда не жалел.

Когда по телевизору заговорили о кризисе, рынок начал остывать, вначале незаметно, потом все больше и к декабрю затих. В этот момент нужно было покупать, нужны были деньги, а их не было. Хозяин холдинга вбросил все ресурсы в строительство. Мне становилось все хуже, я чувствовал, что не справляюсь. Я и пил, и ездил по церквям.

В кабаках зеленый штоф
И белые салфетки
Рай для нищих и глупцов
Мне ж как птице в клетке

В церкви смрад и полумрак
Дьяки курят ладан,
Да, и в церкви все не так
все не так как надо.

Одна моя хорошая знакомая, посоветовала врача. Уточнив о нем информацию из разных источников, я отправился в свой областной центр на курс лечения. Он врач психиатр, преподаватель в медакадемии, и практиковал холотроп.

После недельного курса я вернулся на Урал, компания погибала, никто ничего не мог делать. Я хоть и держался до последнего, но был вынужден уйти. Прожив месяц у своего приятеля, я поехал в родной город.

План был такой: переждать у отца, найти подработку, вернуться в бой. Но, приехав домой, отец встретил меня у подъезда и сказал, что не пустит в дом, у тебя есть квартира, вот туда и иди. Придя к жене, точнее уже бывшей (в декабре нас развели), я поговорил с ней, она была уже на сносях, и мне здесь места не было. Я пошел к тетушке, сестре отца, она меня приютила на некоторое время.

Через несколько дней, пришел отец и принес билеты на поезд, на юг, к моим родственникам на юге страны. В последний день зимы 2009 года я приехал на юг, на хутор. Сестра моей мамы держала большое хозяйство и она сразу меня подключила к работам. С утра я выводил коров на пастбище, потом чистил хлев, занимался огородом. Сидя на завалинке и глядя на красивое южное небо сквозь цветущую вишню я обрел мир внутри себя. Точнее, осознал этот мир. Хуже может быть всегда... наслаждайся, живи.

Развивать форум можем только мы сами

8

Re: Записки старого трейдера

Новая жизнь

Мне уже многое поздно,
Мне уже многим не стать.
И к удивительным звездам
Мне никогда не слетать.

Мне уже многое сложно,
Многого не испытать.
Годы вернуть невозможно,
Но я умею мечтать.
Ю. Лоза

Время действия: 2009г. — наши дни.
Место действия: Юг России.

Время шло. Я отслеживал котировки по бегущей строке «Вести-24», завел тетрадь и сам рисовал графики. Рынок рос. Без меня. Еще на Урале я видел объявление, что местный банк ищет начальника отдела ценных бумаг, и, судя по требованиям, я им подходил идеально. Приехав в станицу (районный центр) я отправил на почте «электронкой» свое резюме и меня пригласили на встречу. Резюме я отправил всем местным банкам и инвестиционным компаниям.

Все мои родственники настороженно относились к коренным жителям, те славятся не лучшими чертами характера, я тоже сталкиваясь с местными стал подмечать, что они не такие люди к каким я привык. Потом пришло понимание, что они все выходцы с Украины и этот факт нужно учитывать при общении с ними.

Первое мое знакомство со «столицей юга России» (так было написано на плакатах при въезде), началось со смеха, я увидел рекламу мебельной фабрики, которая называлась как известная марка презервативов.

На собеседовании я встретился с начальником управления, он спросил о моих действиях как управляющего, я ответил, что нужно покупать. Он рассмеялся. Меня не взяли, точнее даже не перезвонили. Люди, потерявшие после кризиса, редко могут адекватно оценить всю прелесть рухнувшего рынка, когда по бросовым ценам можно купить будущих звезд рынка.

Как-то после дневной дойки мне позвонили, и пригасили на семинар по биржевой торговле, я сказал, что и сам могу провести семинар, опыта хватает. Мы разговорились, меня спросили мнение про рынок, я ответил, что жду небольшую коррекцию процентов на 10, а потом рост. Мой прогноз оправдался, и через месяц меня пригасили на встречу.

Брокер предложил провести встречу со своими клиентами, и чтобы я представил свои услуги в качестве управляющего. С одной стороны это давало мне выход, с другой я понимал степень ответственности. Прошла презентация, я взял пять счетов в управление. Суммы были не большие, точнее они были небольшие для меня. Психологически перестраиваться с больших сумм на маленькие было тяжело. Счета были от 30 тыс. до 500 тыс. Я брал 10% от прибыли. Сумма выходила копеечная, но я был рад и этому.

Через несколько месяцев, ко мне обратился родственник, и предложил в управление сумму с шестью нулями, и я потихоньку отказался от других клиентов. За последующие полтора года счет утроился, процент с прибыли позволял мне как-то существовать, но не более. После того как родственник купил квартиру, торговать стало нечем. Каких-то особых идей тоже не было, и я пошел работать чернорабочим. В южную жару я долбил ломом, пилил деревья и делал кучу всего полезного, единственный минус испортил себе руки — стали плохо гнуться.

Осенью 2012 года моя бывшая жена перевела мне денег, она продала квартиру, решила расширяться, но решила выделить часть денег мне. Я открыл брокерский счет и стал торговать дома, по чуть-чуть. Я еще раз разослал свое резюме по банкам, ответа не было.

Если бы рядом не было стимула, в виде моей любимой, то, наверное, я бы сдался, бросил все, вернулся на хутор. Но она была рядом, не пилила, поддерживала. Было нелегко, но весело и как то счастливо.

Весной раздался звонок, меня пригласили прийти в один банк. Встретившись с директором, я понял — им был нужен я. Многофункциональный специалист по ценным бумагам, который умеет все, в том числе и торговать.

11 марта 2013 года я вышел на работу в должности начальника отдела.
Итак, мне 35. И я начинаю новую жизнь...

Развивать форум можем только мы сами

9

Re: Записки старого трейдера

Заключение

Расскажу о тех, о ком я вспоминал. Шеф все-таки не удержал банк и в 2008 году у банка отозвали лицензию, странная инвесткомпания, где я писал свою аналитику тоже почила в бозе, ну и у «красного директора» тоже не получилось, обе УКашки обанкротились. То есть все компании, с которыми я плохо расставался обанкротились, видимо карма у меня такая, сильная.

Моя «любимая» начальница отдела уволилась из банка через пару месяцев после меня и устроилась в крупнейшую инвестиционную компанию страны. Но от туда ее попросили через небольшой промежуток времени, так как она стала себя вести, как и в банке: редко приходила, болела и т.д. Ее вызвал директор филиала и в жесткой форме отправил восвояси. Где она сейчас я не знаю. После ее увольнения и я вначале жалел, что не дотерпел, но потом пришло понимание, оставался бы я, оставалась бы и она.

Мой очень хороший товарищ, которым я всегда гордился, ушел в свой бизнес, с должности вице-президента инвестиционного банка, но думаю это временно, он такой же «больной» ценными бумагами, как и я, но кроме всего он умеет продавать. Сейлз от Бога. Еще за этот месяц я успел сдать экзамен ФСФР на аттестат, у меня раньше была пятерка, сейчас еще и единица, маленькая победа, но тоже приятно.

Читаю блоги трейдеров и вижу, что многие обманывают о своей успешности, другие наоборот кричат о своих поражениях. Без поражений нет побед, это аксиома. Даже те успешные ребята, которых я знаю, время от времени влетают, делают неудачные трейды или находятся в депрессии. Чтобы не случилось, нужно вставать и бороться. Открою секрет, бороться нужно с самим собой, сравнивать свои успехи или неудачи, нужно тоже только со своими.

Развивать форум можем только мы сами